Doctor-kaminskiy.ru

Почему церковь против ЭКО?

Православная церковь об экстракорпоральном оплодотворении: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Сегодня у каждой второй семейной пары возникают проблемы с зачатием ребенка. У кого-то эти проблемы временные, а у кого-то постоянные. Ответом современной медицины сало множество самых различных процедур, которые способствуют зачатию и рождению ребенка в той или иной мере. Но не все они соответствуют принципам и морали Православной Церкви. И здесь вновь поднимается следующий вопрос: «Каково отношение православной церкви к ЭКО-оплодотворению?»

Нужно ли православным прибегать к ЭКО

Почему этот вопрос важен? Поскольку христиане строят свою жизнь в соответствии с Божьими принципами и Законом, они должны размышлять о том, насколько их поступки соответствуют вере, в которую они призваны.

Ребенок — это дар Божий, и если по какой-то причине этот дар еще не получили супруги, то стоит задуматься почему. Многие из нас не хотят принимать ответ «Нет» или «Подожди» от Господа. Человеческой натуре свойственно желать и получать желаемое мгновенно, не ожидая.

А иногда Бог предполагает для нас какие-то изменения в процессе ожидания. Так и в вопросе искусственного зачатия. Человек вмешивается в планирование семьи своими способами, которые неугодны Господу. Хорошо ли это? Каждый думающий христианин ответит, что нет.

Почему именно метод экстракорпорального оплодотворения подвергается такой серьезной критики среди священства? Ответ лежит в сущности самой процедуры: у матери берут несколько яйцеклеток и оплодотворяют их вне организма семенем отца. Зародившиеся эмбрионы делят: часть подсаживают матери, а часть уничтожают или замораживают.

И вот тут появляется проблема, ведь это уже зародившаяся жизнь и ее убивают. Так чем ЭКО лучше аборта, ведь и там и там убивают детей. Строгое отношение православной церкви к ЭКО обусловлено именно убийством, которое происходит в процессе данной процедуры.

Такое же негативное отношение Церковь имеет и к суррогатному материнству, в ходе которого ребенок зачастую «покупается».

Важно! Недопустимыми считает Церковь все методы оплодотворения вне тела женщины, которые предполагают консервацию или намеренное уничтожение эмбрионов.

ЭКО с точки зрения православия

Многие ненавистники и гонители Церкви говорят, что негативное отношение ее к данной процедуре обусловлено тем, что Церковь — это вымирающий мамонт, который настроен против технологий, современных возможностей и науки в целом.

Но дело не в этом. Ведь священство только одобряет стимуляцию и лечение женского организма, с целью забеременеть. Но оно призывает не идти на компромиссы с Богом, ради достижения своих, лично установленных целей. Жизнь — это дар Божий в любом случае, человек не имеет права просто распоряжаться им по своему усмотрению: захотел — убил ребенка с помощью аборта, захотел — купил за деньги у суррогатной матери.

Наши желания должны быть в контексте Заповедей Господа, только так человек будет послушен Богу. Не лучше ли для человека оставить свои эгоистические желания и принять волю Божью в свою жизнь?

Председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеймон говорит, что корень проблемы не в современных технологиях, а в том, что человек пытается контролировать все аспекты жизни и мира в целом.

«Человеческая жизнь, не товар, который можно купить и продать, — говорит епископ, — нельзя менять пол, цвет кожи или убивать детей просто потому что хочется. Необходимо действовать в рамках Божьей воли. Нет детей? Усынови сироту, которых так много вокруг. Но люди предпочитают уничтожать несколько детей (пусть и в виде эмбрионов), только чтобы получить свое».

Конечно, с течением временем и множественной практикой технология ЭКО перестает быть настолько убийственной — врачи научились оплодотворять и выращивать столько эмбрионов, сколько нужно, без убийства (хотя не всегда это срабатывает). Но данная процедура от этого не стала более христианской: эмбрионов продолжают консервировать, чтобы со временем разморозить и оплодотворить снова (это происходит с применением жидкого азота).

Не менее нравственной является и создание так называемого «банка», где хранятся эмбрионы до тех пор, пока их родители решат ими воспользоваться. И это лишь равенственные биологические факты, которые не затрагивают вопроса души зачатых детей, которые хранятся в азоте, вместо рождения. Такое отношение к человеку является бесчеловечным, он перестает быть чем-то одушевленным и становиться просто предметом, которым распоряжаются, как хотят.

Кроме этого, Церковь поднимает вопрос, который еще недостаточно изучен, здоровья детей в результате такого рождения. Главный педиатр России в 2009 году публично предоставил информацию о том, что 75% рожденных детей после ЭКО являются инвалидами. Вопрос женского здоровья после процедуры также не изучен досконально.

Важно! В результате изучения этого вопроса, Церковь запретила православным верующим использовать процедуры экстракорпорального оплодотворения для зачатия ребёнка, так же, как и суррогатное материнство. Синод предлагает воспользоваться другими средствами для рождения и усыновления детей.

ЭКО: мнение священников

Мнения священников, конечно, совпадает с официальной позицией Церкви — ЭКО не рекомендуется осуществлять верующим женщинам.

Например, игумен афонского монастыря Ефрем объясняет, почему так происходит и называет случаи, когда можно использовать процедуры искусственного оплодотворения.

Церковь идет в ногу со временем, но категорически против тех технологий, которые идут вразрез с Божьим законом и моральными принципами. Искусственное оплодотворение допустимо только в том случае, если берут 2 эмбриона и рождает два ребенка, т.е. их не уничтожают в процессе развития, потому что они внезапно стали лишние.

Не следует подсаживать в матку женщине 10-20 эмбрионов, чтобы ненужные потом вычистить как мусор. Они уже живые души, это люди и их нельзя просто выбросить в контейнер с биологическими отходами. Если посеяли 5, то и сохранить должны 5.

Не следует оплодотворять множество яйцеклеток, сделайте это с двумя или тремя и это будет в рамках морали, ведь не придется никого убивать. Следует всегда помнить, что зачавшийся эмбрион — это уже живое дитя, которое требует к себе соответственного отношения. Люди слишком просто относятся к чужой жизни и слишком тщательно следуют своим эгоистичным желаниям.

Также следует заметить, что использование биологических материалов (яйцеклеток или сперматозоидов) третьих лиц также недопустимо. Брак и семья — это таинство между двумя людьми и нельзя примешивать к нему третьих. Нельзя использовать сперму чужого мужчины или яйцеклетку незнакомой женщины, поскольку это нарушает интимность и целостность брака. Это, помимо нарушения Божьих заповедей, приведет в дальнейшем к обычным проемам в семье, ведь ее члены будут знать, что ребенок не от жены или не от мужа. Так и малыш, со временем выросший, узнает, что он не родной и это приведет к ряду сложных проблем.

Совет! Жене и мужу, которым Бог не дает детей следует тщательней молиться и больше поститься, исполнять законы Божьи и молить Господа о милости, а не обращаться к аморальным способам забеременеть.

Молитвы о деторождении:

Прихоть человека всегда приводит к серьезным проблемам в будущем. Это случается и с ЭКО.

Не следует использовать аморальные технологии для решения проблем демографии, как многие предлагают. Демографический кризис — это результат духовной проблемы человечества, его ранней аморальности. Решать одну аморальную проблему другой — разве это поможет возродить человеческую нацию? Желание иметь детей вполне понятное, но люди в своих желаниях не должны пренебрегать Божьими постановлениям.

Рождение ребенка — это радостное событие, которое не должно омрачаться мыслями о том, что попутно пришлось убить несколько невинных душ.

Использовать медицину для лечения каких-то патологий — это вполне нормально и даже необходимо. Но следует помнить, что, если Господь не допускает чего-то в жизни, значит на это есть какая-то причина. Возможно, вначале следует покаяться в чем-то, от чего-то отказаться и принять волю Бога.

Есть множество чудесных историй, когда Господь посылал детей тогда, когда врачи уже категорически отказались от всех попыток и поставили категорический диагноз бесплодие.

Почему священники посещают врачей, но сами против ЭКО?

Вопрос читателя:

Просмотрел много передач, где церковнослужители рассуждают об ЭКО.
Позиция церкви довольно странная: ЭКО — это вмешательство в дела Бога относительно человека. Тогда почему священники посещают врачей? Почему же они сами вмешиваются в дела Бога? Суждено умереть, значит, так и быть. Зачем врачи их спасают?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Церковь не возражает вообще против ЭКО, но не соглашается с определенными его аспектами. Когда речь идет о медицине — будь то ЭКО или любая другая операция, не должно быть нарушение установленных Богом законов.

Если речь идет об ЭКО, c точки зрения Православной Церкви должны быть соблюдены три условия:

Первое: оплодотворение должно быть совершено только половыми клетками мужа (а не донора), так как «оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений».
Второе: эмбрион должен быть один или столько, сколько мать может выносить. Недопустимы все разновидности ЭКО, «предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов.
И третье: категорически неприемлемо суррогатное материнство, даже в тех случаях, когда оно осуществляется на некоммерческой основе.

Читать еще:  Варикозное расширение вен матки

Как видите, Церковь не против медицины, но она против того, чтобы медицинские технологии противоречили Божественным законам, как, например, суррогатное материнство.

Что касается ЭКО, то, как сказано выше, основное возражение — это то, что не все оплодотворенные эмбрионы могут быть выношены. Жизнь человека начинается с момента зачатия, и в случае уничтожения части эмбрионов человек, по сути, совершает аборт, убийство.
Если же все оговоренные выше моменты будут учтены, если супруги готовы выносить все эмбрионы, которые будут оплодотворены в случае ЭКО, в том числе и те, которые могут нести в себе какие-то генетические изменения, болезни и так далее (как это бывает и в случае естественного зачатия), тогда да, тогда ЭКО возможно.
То же самое и с медициной: если для совершения какой-то операции требовалось бы, скажем, убить человека, чтобы получить его органы, это было бы недопустимо. Если же заповеди не нарушаются, то и проблем никаких нет. Ведь Бог создал людей и дал некоторым из них возможность заниматься медициной и лечить людей. И человек, если он верующий и заболел, должен обращаться и к Богу, и к медицине одновременно. Здоровье — это дар Божий, и нужно беречь и приумножать его, используя и свои человеческие силы, и прибегая к помощи Божией. Это основной принцип христианской жизни — синергия, соработничество человека в Бога. Человек делает то, что в его силах, и препоручает себя Богу. Но не перекладывает на Творца всю ответственность! Поэтому не ждите от Бога, без Ваших искренних к Нему молитв, «волшебных» чудес и исцелений, которые совершал и совершают Христос и святые. Человек сам много должен стараться для того, чтобы вылечиться и не болеть. А такие чудеса исцеления далеко не каждому даны Богом. Поэтому, православие имеет такую позицию: лечитесь одновременно, и у врачей, и у Бога.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Епископ Пантелеимон (Шатов) об ЭКО: Люди попирают Божий Промысл

Москва, 28 сентября 2013 г.

–> Русская Православная Церковь не принимает технологии иску сственного оплодотворения (ЭКО) и предохранения от беременности не потому, что Церковь против технологий как таковых и не только из-за их возможного абортивного эффекта. Его может и не быть, но отношение Церкви к таким технологиям не изменится, потому что суть их в том, что «современные люди хотят полностью контролировать все стороны своей жизни», руководствуясь при этом эгоистическими желаниями и не давая воле Божией участвовать в их судьбе. Председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон на III Общецерковном съезде по социальному служению подробно ответил на вопрос участников съезда об отношении Церкви к процедуре ЭКО, сообщает Благовест-инфо .

«Корень проблемы в том, что современные люди пытаются взять под контроль все стороны своей жизни и подчинить ее своим эгоистическим желаниям: если хочу ребенка, то пойду на все – на ЭКО, на суррогатное материнство… Не хочу – сделаю, чтоб ребенка не было: либо с помощью средств предохранения, либо с помощью аборта. Захочу – поменяю цвет кожи, захочу – изменю пол. Как будто жизнь человеческая – это товар в супермаркете: какую хочу, такую выбираю и за деньги покупаю. Но ведь ясно, что есть некий Божий промысел о человеке, и он узнается из обстоятельств нашей жизни. Нужно быть самим собой и принимать тот крест, который Бог нам дает. Посылает много детей – значит, надо их рожать, растить. Не дает детей – усынови сироту, ведь так много детей живет без родителей, без семьи», — сказал епископ Пантелеимон.

В беседе с «Благовест-инфо» он пояснил: «Технология ЭКО постепенно перестает быть абортивной – врачи научились получать нужное количество эмбрионов, чтобы не убивать «лишних». Но сама технология от этого не стала человечной. Да, эмбрионов не убивают, но очень часто их консервируют – замораживают в жидком азоте, чтобы использовать в случае неудачи цикла ЭКО. Или же создают «банк» эмбрионов, которыми могут воспользоваться и другие родители. Эмбрионы могут пролежать так многие годы. Известны случаи, когда родители умирали, так и не забрав из клиники и не родив зачатого ребенка. Но ведь эмбрион – это уже человек на эмбриональной стадии развития, с уникальным набором генов! Это биологический факт, я сейчас не затрагиваю болезненного вопроса о душах зачатых детей, чьи эмбрионы годами лежат в жидком азоте. Это совершенно бесчеловечное отношение к человеку – с ним обращаются как с чем-то неодушевленным».

Глава Синодального отдела обратил внимание также на то, что последствия применения технологий искусственного оплодотворения еще мало изучены, но даже то, что уже известно, не может не пугать: «Страдает и здоровье женщины, и здоровье искусственно зачатых детей. Главный педиатр России еще в 2009 году публично заявил, что 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами, и что российское правительство делает ошибку, оказывая финансовую поддержку технологии ЭКО». Епископ Пантелеимон считает, что тяжелые последствия – закономерный результат применения человеком бесчеловечной технологии.

«Люди попирают Божий Промысл и не понимают, что если его принять, подчинить ему свою жизнь, то Бог даст силы преодолеть жизненные испытания, и даст такую радость, которую человек не способен обрести, ставя исполнение своих желаний выше всего на свете», — заключил епископ Пантелеимон.

Справка. Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время процедуры ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, после чего переносят в полость матки для дальнейшего развития.

Церковь не против ЭКО, но с двумя условиями

Диакон Андрей Кураев об ЭКО, суррогатном материнстве и целостности семьи.

Отрицательное, в целом, отношение православной церкви к ЭКО известно. Допускаете ли вы, что со временем оно изменится? Как менялось на протяжении веков отношение церкви к различным вопросам социума ― от театра до науки.

Возможно, вы неверно представляете отношение церкви к ЭКО. Церковь не против ЭКО как такового. Она только предлагает учесть два ограничения. Первое ― чтобы оплодотворение происходило без участия банка спермы, то есть – только с использованием биологического материала супругов. Чтобы жизнь семьи, жизнь двух людей оставалась их личной жизнью, и дети были бы их детьми. Это вполне понятное этическое, психологическое ограничение, оно не подлежит пересмотру.

И второе ― чтобы все оплодотворенные яйцеклетки вернулись бы на место. Сейчас из-за того, что процедура очень дорогая, врачи, чтобы не рисковать, отбирают сразу несколько эмбрионов. И оплодотворяют сразу несколько. Затем они наблюдают, как у эмбрионов идет развитие, и один-два из них возвращают назад, а остальные сливают в канализацию. Вот именно это вызывает возражения церкви. Если же все яйцеклетки, которые взяты, будут возвращаться на место, никаких возражений не будет.

Чем, по большому счету, с точки зрения церкви, отличается медицинское вмешательство при разных нарушениях здоровья? Почему рак лечить – не грех, а бесплодие – грех? Ну или с ограничениями… Разве и то, и другое – не замысел божий в отношении больного?

Что именно считать вмешательством… Сейчас уже делают импланты, пересадку органов, даже искусственные органы, почему нет? Повторю, церковь не против вмешательства медицины, церковь говорит только об отношениях людей внутри семьи, о сохранении целостности семьи. Что делают люди, которые не находятся в браке, это другая история.

Бесплодной супружеской паре однозначно нужно смириться с бездетностью?

К сожалению, в мире много детей, которые для кого-то оказываются лишними. Поэтому можно посвятить свою жизнь заботе об этих детишках.

Если бы население планеты было на грани глобальной демографической катастрофы, на грани вымирания, вы бы одобрили ЭКО без соблюдения условий, о которых вы сказали? Или лучше роду человеческому исчезнуть без греха?

Демографическая ситуация в стране не имеет ни малейшего отношения к ЭКО. Увеличение рождаемости с помощью ЭКО ― это незначительный процент от общей рождаемости.

При этом я вполне приветствую, если государство будет принимать меры по снижению стоимости операции по ЭКО. По крайней мере, я бы не возражал. При условии, что будут соблюдаться ограничения, о которых я говорил. Сохранять целостность семьи ― это значимо. И значимо, чтобы ребенок был зачат в минуту высшей радости и наслаждения. Роды у женщины и так связаны с болью, так пусть хотя бы зачатие будет связано с радостью.

Вы думаете, радость женщины, которая много лет мечтала о материнстве и наконец познала его с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, не компенсирует ей отсутствие радости во время зачатия?

Это очень тонко. Это надо наблюдать на очень большом материале и на нескольких поколениях. Все это крайне непросто психологически, и не нам, мужикам, судить. Должна измениться в целом социальная оценка ЭКО, должны уйти мифы, которые окружают эту тему, чтобы сама женщина и ее окружение не считали ее исчадием. Пока еще рано делать выводы. Несколько поколений должны пройти, чтобы можно было спокойно оценить все риски, в том числе психологические.

Читать еще:  Лечение молочницы Мирамистином

Чтобы ушли мифы, нужно информировать, просвещать. В целом вы за популяризацию темы ЭКО?

Было бы легко ответить, если можно было бы развести две темы ― ЭКО и суррогатное материнство. А они, к сожалению, часто идут паровозом. В случае суррогатного материнства, как и в случае со спермой донора, нарушается связь внутри семьи. А дальше подцепляется третий вагончик ― права гомосексуальных пар. А это уже путь к катастрофе.

Отношение к ЭКО в Церкви. Отвечает протоиерей Максим Обухов

Над процедурой ЭКО начали работать с середины прошлого века. Первым в мире ребёнком из пробирки стала маленькая англичанка в 1978 году. Только по официальным данным, до её рождения было более 600 неудачных случаев переноса эмбрионов в полость матки.

Сегодня многие бездетные пары, которые безуспешно прошли лечение от бесплодия, надеются на ЭКО. Недавно Элладская Церковь разрешила использование подобных технологий родителям. Насколько медицинская процедура соответствует православным взглядам на жизнь, этике?

Мы обратились к протоиерею Максиму Обухову, руководителю православного медико-просветительского центра Жизнь.

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra — вне и лат. corpus — тело, то есть оплодотворение вне тела, сокр. ЭКО́) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2—5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.

— Как верующему человеку относиться к ЭКО?

— Мы исходим из того, что человек является таковым с момента зачатия и обладает таким же достоинством, как и взрослый. Будучи ещё совсем маленьким — одна клетка или несколько, у него уже сформирован генотип, обладающий всеми индивидуальностями человека. Далее будет проходить только развитие заложенного: извне поступают только питательные вещества, кислород, вода, минералы. Малыш в утробе матери увеличивается в размерах, развивается нервная система, органы зрения и так далее. Сущность уже не меняется. Соответственно наше отношение к эмбриону: мы не можем допустить его убийство и куплю-продажу, по сути, обращение как с вещью. Ребёнок имеет право на то, чтобы быть рождённым натуральным путём, поэтому противоестественная ситуация вызывает целый ряд вопросов.

— Сейчас появляются клиники, где подсаживают одного эмбриона, что позволяет избежать резекцию «лишних».

— Есть разные методы, технологии. Действительно, раньше подсаживали несколько эмбрионов, а потом часть умервщляли. Получалось: один-два рождались за счёт убийства братиков и сестричек. Сейчас клиники стараются подсадить меньше, и сам заказчик может выбирать — двух имплантировать, меньше или больше. Но всё равно, это не решает проблему гибели эмбрионов, потому что начинается сама процедура с гиперстимуляции яичников гормонами и это часто сопровождается появлением нескольких зародившихся жизней. Их потом замораживают и ждут имплантации.

Представьте: произошла удачная имплантация, использовали один эмбрион, а что дальше? Что делать с оставшимися? «Лишних» можно подарить, можно продать, можно отдать для опытов. Но дети не саженцы, не растения, которые можно отдать соседу или выбросить. Не котята, не щенки, которых можно раздать, а если не нужны — выпустить на улицу или сдать в приют для животных. Это живой человек. Сейчас нет технологий ЭКО, которые бы не допускали гибели эмбриона. Больше половины всё равно погибает. Мы точно не можем сказать, сколько, потому что все эти расчёты условные. Но такой факт говорит о многом: половина попыток неудачна. А что значит неудачно? Значит гибель эмбрионов. Что делает пара, у которой процедура оказалась неуспешной? Она идёт ещё раз, но и снова вероятность гибели эмбриона составит такой же процент. Очередная неудача, и супруги надеются на третью манипуляцию, и вновь будет 50% гибели. Такой риск летальности уже делает процедуру неприемлемой. Что такое 50% смертей — это как прыгать с 3-его этажа – тоже будет подобная вероятность гибели.

Летальный исход возможен на разных стадиях ЭКО: и во время оплодотворения, и хранения, и имплантации. А также никто не скрывает, что идёт селекция эмбрионов – то есть мы берём несколько и выбираем лучшего, а остальные оказываются «ненужными». Сам факт имплантации одного эмбриона не говорит о том, что остальные не страдают. Если говорить обобщённо, то проблема гибели эмбрионов при ЭКО не решена, и её решение не предвидится.

Но это не единственная проблема, которая сопровождает эту технологию.

— Возможно ли перепутать и будущей маме подсадить чужого ребёнка?

— Есть такие случаи. Там, где применяются сложные технологии, есть вероятность ошибки. Они происходят от порочности самого подхода: взять живых людей и разложить по ящикам, хранить, выдавать, как будто игрушки. Бывает и подмен, и ошибки. Есть вопрос бесконтрольности: сдали родители биоматериалы, они не знают, сколько эмбрионов хранится в морозильнике, никто не может проконтролировать, сколько их было, и какая у них судьба. Могут сказать сколько, а могут не сказать, могут разморозить, могут продать, возможно, и сформирован рынок по продаже эмбрионов.

— Правда ли, что дети из пробирки со слабым здоровьем?

— Да, есть такое мнение и данные о том, что дети, рождённые в результате ЭКО более слабые, и отстают по показателям здоровья. Процесс очень тонкий, сложный. Естественным образом от здоровых родителей не всегда дети здоровыми рождаются. А в случае ЭКО: небезопасная стимуляция яичников, вынос из тела матери яйцеклетки, другие разные факторы. А само хранение эмбрионов? Тело человека в течение жизни подвергается мутациям, и мы не можем защитить ни половые клетки, ни эмбрионы, когда они хранятся в замороженном виде, от фонового радиоактивного излучения. Есть данные педиатров об этом. Но заинтересованная сторона в развитии этого рынка, даёт другие данные, отличные от педиатров. Но нас интересует в первую очередь неприемлемость этого метода в силу понимания природы человека, его защиты с момента зачатия.

— Что говорят в Церкви про ЭКО?

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов».

— Отношение Церкви к ЭКО пока не является детально разработанным.

Есть две точки зрения среди христиан на процедуру. Одна либеральная: Элладская Церковь, (с которой мы недавно разорвали евхаристическое общение), разрешила ЭКО при соблюдении определённых условий.

Элладская Православная Церковь допускает возможность ЭКО бездетным семьям, если не будет лишних эмбрионов, их элиминации и донорства гамет.

А есть и другая точка зрения. Она предполагает полный отказ от подобного вмешательства. В этом отношении имеется продуманная и обоснованная позиция Римско-католической церкви. Если почитать документы, которые они приводят, увидим результат большой научно-богословской работы, стоит изучить их аргументы. Католики считают ЭКО безнравственным, разрушающим супружескую любовь. В Катехизисе католиков сказано, что воспроизведение людей неразрывно связано с их интимной жизнью в супружеских парах.

Католицизм рассматривает эмбрионы как живых людей, поэтому, как и православные, католики тоже акцентируют внимание на гибели «ненужных» эмбрионов и эмбрионов в маточной полости, если попытка забеременеть оказалась неудачной.

У нас будет продолжение дискуссии, в том числе о неприемлемости ЭКО и недопустимости его финансировании из бюджета. Надеюсь, что позиция Русской Православной Церкви будет ужесточаться и не последует Элладской Церкви, не позволит манипуляции с эмбрионами.

— Сторонники ЭКО порой обвиняют Церковь в том, что она против науки и не хочет помогать людям, в нашем случае стать родителями…

— Главная наша позиция в том, что нет ЭКО без гибели эмбриона, она запланирована даже в самом оптимистическом сценарии. Противоестественность этого процесса приводит к ряду осложнений.

А борьба за ЭКО понятна. Рынок услуг в этой области таков, что речь идёт о миллиардах рублей — огромные, почти астрономические дотации из государственного бюджета.

Из средств налогоплательщиков значительные суммы идут на финансирование абортов и ЭКО. В результате у нас нет денег на спасение жизни. Сколько сейчас в интернете, через соцсети, фонды собирается пожертвований на операцию мальчику или девочке, чтобы сохранить их здоровье или даже жизнь? А в то же время мимо проходят денежные средства на сомнительные процедуры, сопровождающиеся гибелью эмбрионов.

Кроме того, у нас немало семей, у которых нет жилья. Случился пожар, трагедия произошла, неоплаченный кредит, семейная драма и другие ситуации людей выталкивают на улицу. При этом помощь оказывается, но какая: у вас нет жилья, условий, давайте мы вашего ребёнка устроим в приют, из которого детей вернуть назад очень сложно. Вместо расходования миллиардов на ЭКО и аборты лучше было бы создать систему социальной помощи, чтобы ни одна семья, доведённая до крайности жизненными обстоятельствами, не осталась на улице.

Читать еще:  Инструкция по применению Дюфастон таблетки

— Знакомы мы ли Вам ситуации, когда верующие обращаются к ЭКО?

— Большинство семей, которые считают себя православными, порой бывают не воцерковлёнными и часто не знают об этих правилах. Порой они приходят к священнику и спрашивают:
— Батюшка, что делать с замороженным эмбрионом?
— А что случилось? – удивляется вопросу батюшка.
— Бесплодие, лечились – не помогло, хотели своего ребёнка, пошли на ЭКО, одного подсадили, а что с оставшимися делать?

И получается тупиковая ситуация, потому что в самой процедуре заложены противоречия. Что с эмбрионами происходит? Обычно их размораживают, и они гибнут. У нас пока нет однозначного запрета ЭКО. Он пока такой обтекаемый, потому что концепция Церкви составлялась к Архиерейскому собору 2000 года, и многое было ещё неизвестно. Гарантии того, что эмбрионы не будут гибнуть, данные сотрудниками клиники устно, не являются точными. Нет возможности контроля, что происходит в этих пробирках, это же всё микроскопического размера. Есть работа с клиентами, успокоение их, реклама. Слова, что подсаживаем один эмбрион, не означают, что другие не гибнут.

Текст: Александра Грипас

Почему Церковь против ЭКО?

На каком-то правосл. сайте некогда мне попадался вопрос женщины к священнику о том, что ей делать: согласившись на ЭКО, она дала согласие на замораживание эмбрионов (по учению Церкви – уже маленьких людей, имеющих бессмертную душу), которые остались лишними. Медицинскими терминами она объясняла, что в этой процедуре не может быт оплодотворена только 1 яйцеклетка, – их оплодотворяется несколько. Когда одна из них приживается в теле матери, остальные замораживаются или уничтожаются. И как ей теперь быть – согласиться на уничтожение или вечно замораживать своих неродившихся детей.

Сейчас модной темой стало ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Хочу поделиться официальной позицией РПЦ по поводу этого способа на пути к деторождению. Перед нами выдержка из Основ социальной Концепции РПЦ (общеобязательный документ):

“В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейсяся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности”.

В ответ на этот пост друзья в качестве несогласия с запретом РПЦ на ЭКО прислали вот эту видеозапись:

Что мы знаем об антиправославном блоггере Валентине Кононе, ведущем этого ролика а авторе канала на Ютубе под названием TrashSmash? Парень взял на себя миссию бороться со всем в этом мире, что считает предрассудками, заблуждениями и ошибками. По образованию он педагог — студент Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка. Так что будем относиться к этому видео не более, чем как к попытке дилетанта оспорить церковный запрет на ЭКО.

Сразу скажу, что Конон — воинствующий атеист, который при каждом удобном случае не только критикует церковное, но и кощунственно высмеивает саму Церковь, в т.ч. переодеваясь в Христа и кривляясь в этом образе на камеру. В своем аккаунте ВК он даже нимб себе приделал, что доказывает его стремление плеваться, в первую очередь, в адрес церковной действительности. Именно поэтому доказательств в отношении неправоты церковных деятелей от него ждать не приходится: он валяет дурака на публику, набирая тем самым подписчиков, прикрывается некоторыми сведениями из области науки и недоговаривая в сложных ситуациях до конца.

Из слов автора этого видео можно сделать вывод, что противоречит сам себе. Площадно ругая прот. Димитроия Смирнова за якобы неверные высказывания в отношении ЭКО (что при этой процедуре одна оплодотворённая клетка приживается, а остальные оплодотворённые уничтожаются), парень допускает еще худшую, намеренную, ошибку. Уверяя своего зрителя, что в процедуре ЭКО якобы не уничтожаются оплодотворённые ооциты, он тут же приводит 3 распространенных способа проведения ЭКО, и только в одном из них, среднем, есть возможность оплодотворения только одного ооцита только одним сперматозоидом, что исключает возможность уничтожения оплодотворенных ооцитов (по учению Церкви, – убийства уже зачатых людей). А про то, куда делись оплодотворённые ооциты в двух других случаях, он умалчивает (были они введены в матку или нет – это уже, согласно христианской антропологии, маленькие люди, имеющие бессмертную душу).

С другой стороны, он цитирует Приказ Минздрава РФ №107 от 2012 года: “В полость матки следует переносить не более двух эмбрионов”. Значит, возможно перенесение двух — а это уже заведомое уничтожение или самопроизвольная смерть второго из них, если он не приживётся. Следовательно, даже в таком случае одной загубленной душой станет больше, о чем и говорится в Основах соц. концепции.

Самое смешное в том, что блоггер противоречит сам себе: “Раньше, действительно, подсаживали 5-7 оплодотворённых ооцитов”; (при третьем, “мягком”, варианте ЭКО) “созревает от двух до семи фолликулов. Какой метод избрать решают пациент и врач”. Что это? Только что он спорил с уничтожением оплодотворённых клеток, а теперь сам признаёт, что так делали не только в прежнее время, но и сейчас может быть – если не имплантировано в матку, то оплодотворено сразу несколько взятых при пункции ооцитов. Кстати, он и за несколько минут до этого говорит, что одного ооцита, как правило, для ЭКО недостаточно, поэтому и проводится стимуляция яичников гормональными препаратами, чтобы получить несколько. А с чем он тогда спорит, спрашивается? Естественно, если Основы соц. концепции были приняты Архиерейским собором РПЦ в 2000 году, они не могут отражать ситуацию на момент 2017 года. Ситуация с той поры могла измениться и, конечно же, если сегодня имеется возможность проводить ЭКО с участием 1 женской и 1 мужской клеток, то своё благословение Церковь может дать только на такую процедуру, поскольку в ней не будет уничтожаться одна или несколько зачатых детей. Может, но пока не дала ввиду нескольких рисков, связанных с человеческим фактором.

А на практике много ли крещёных, православных, людей спрашивает про такие тонкости у гинеколога, курирующего процесс ЭКО – будут ли уничтожены другие, не имплантированные эмбрионы? И все ли врачи не станут относиться к “лишним” оплодотворённым ооцитам и бластоцистам как к ненужному биоматериалу?

Кроме того, в различных статьях по теме (напр., https://ru.wikipedia.org/wiki/Экстракорпоральное_оплодотворение , http://www.spbivf.com/ru/kak-proishodit-procedura-eko-poetapno-podrobnoe-opisanie-processa/#Этап 2) говорится о нескольких ооцитах (яйцеклетках), которые при наиболее простом и распространенном варианте ЭКО находятся в чашке Петри вместе с несколькими сперматозоидами. А потом в этих статьях резко следует переход к развитию только одной имплантированной в полость матки яйцеклетке. А что происходит с остальными, авторы и блоггер и не упоминают: с ними, зачатыми в пробирке детьми, можно сделать всё, что угодно — заморозить, уничтожить “по согласию” или просто выкинуть.

Поэтому в связи с опасностью выбора и применения врачами технологий, приводящих к убийству зачатых детей, Церковь и сохраняет запрет на ЭКО для верующих.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector